• X

    Поиск

    vk 2

    facebook

    odnoklassniki

    Instagram

    twitter

    twitter

    Электронные ресурсы библиотеки

    Код для вставки баннера

    Виртуальная справка

    Концептуальная фотография

    Начнём со словарного определения. Концептуальное искусство (от латинского conceptus – мысль, представление) – это направление в современном искусстве, официально зародившееся в 60-х годах прошлого века. Направление, поставившее целью переход от создания художественных произведений к воспроизводству «художественных идей», которые преподносятся зрителю с помощью надписей, графиков, диаграмм, схем и т.п. Первым автором концептуальных произведений можно считать великого французского художника Марселя Дюшана, который ещё в 1917 году выставил сушилку для бутылок как «Сушилку для бутылок» и писсуар, названный «Фонтаном». Разумеется, Дюшан не был первым, кто пользовался этими устройствами, но до него никто не преподносил их в качестве художественного объекта. Событие для того времени беспрецедентное.

    Концепция важнее её художественного выражения. Цель искусства состоит в передаче идеи. Концептуальные объекты могут существовать в виде фраз, текстов, схем, графиков, чертежей, фотографий, аудио- и видеоматериалов. Рассказывают, что идея (простите за тавтологию) концептуализма – это искусство в умении мастерски завуалировать искусство.

    Разумеется, ничто не стоит на месте и развивается, видоизменяется и принимает новые формы. Можно уверенно сказать, что в той или иной степени концептуализм оказал влияние и затронул все виды искусства, в том числе и фотографию. Именно о так называемой «концептуальной фотографии» мы и решили побеседовать с фотографом Александром Кадниковым.

    Вряд ли его нужно представлять – Александр давно уже завоевал заслуженную… Не знаем как насчёт популярности, но известность – точно. Уж больно своеобразный и специфичный жанр, в котором он работает.

    Кадников – автор трёх авторских альбомов фотографий, многочисленных публикаций в различных изданиях. О нём писали много и с удовольствием, в том числе и мы не обделяли его своим вниманием. А если упомянуть и многочисленные выставки, то вряд ли стоит к этому ещё что-то добавлять.

    Но всё-таки пару слов о работах Кадникова сказать нужно. Трудно в двух словах описать его стиль. Может быть, это лирический сюрреализм с элементами здоровой извращённости (если позволительно так будет выразиться), высмотренный на улицах. Фантасмагории, в которых мы постоянно находимся, даже не замечая их – настолько мы с ними свыклись.

    Рассуждение о жанре

    Многие определяют стиль Кадникова как концептуальную фотографию, и это очень похоже на правду. Можно ведь рассматривать его работы как художественные (АНТИхудожественные?) репрезентации банальных явлений повседневной жизни, откорректированные его мировоззрением и представлением. Беседу с ним мы и начали, попросив определить, что конкретно он понимает под этим термином. Кадников рассказал:

    «В концептуальной фотографии важно исключение как правило. Здесь запятая, многоточие размывают смысл, но очерчивают границы. Но при этом присутствует внутренний парадокс: концепт становится чем-то большим, не идеей, а той реальностью, которая звучит по-новому. В принципе в концепции как искусстве важна идея, а не воплощение. Но если воплощение совпадает с картинкой реальности, которая играет в другом ключе, оно математически усиливает звучание этого изображения. Здесь характерно своеобразное раздвоение – мне всегда была интересна и идея, и её воплощение. Иной раз смотришь – идея хороша, а воплощение «трёхкопеечное», сделано всё не мастерски, неумело. А мне всё же близок профессионализм. И здесь широта интерпретации не так уж и важна. В узконаправленности имеется свой плюс».

    Если исходить из этого, становится не совсем понятным, при чём здесь концептуализм, который должен воплощать чистую идею. Но Кадников разъясняет: «Это уже не интересно. Можно взять там концептуальных москвичей 60–70 гг., когда они брали фотографию не как вид искусства, а всего лишь как средство, свидетельствовавшее о том, что они что-то делали. А можно взять того же Бориса Михайлова, например, его «Неоконченную диссертацию». Он ведь пошёл дальше. Он взял свои классные фотографии и усилил их метафизикой слова, другого представления. Сделал из них больше, чем фотографию. И это «цепляет». Любую его работу можно и как фотографию рассматривать, сам снимок, вырванный из концептуального контекста объект, и его усиленную в смысловом отношении версию».

    Исходя из этого, получается, что концептуальная фотография подразумевает обязательное наличие пояснительного текста, излагающего, почему это снято, какой смысл в это вкладывается и, собственно, зачем это кому-то нужно. Фактически становится непонятным: то ли фото становится приложением к тексту, то ли наоборот – текст усиливает и дополняет фотографию.

    «Это уже каждый автор решает сам. Изначально – да, подразумевалось. Вот какое-то изображение, вот текст к нему. Эти две составляющие дают в сумме третью. Метафизическую. Мне как раз наоборот близка идея, что снимок сам без текста открывается зрителю, условно скажем – подготовленному зрителю. Ведь концептуальная фотография – это не пейзаж, не жанровый снимок, где посмотрел: “О! Хорошая смешная сценка, либо красивый закат-рассвет”. Хочется приложить, условно говоря, не эстетические знания, а может быть, багаж, накопленный жизнью, искусством. Приложить своё восприятие изображения. Потому что портрет воспримет любой человек – подготовленный, неподготовленный. А в концептуальной фотографии нужно включиться в эту псевдоигру изображений. То есть искусство в любом случае псевдоигра происходящего, и необходимо просто включиться в эту игру. Потому что, если этого не сделать, ты ничего не поймёшь, весь смысл будет упущен».

    Развитие темы

    В результате мы приходим к тому, что доминирующее значение имеет контекст. Он – основа всего. Если ты правильно его воспринял, то тогда работа обретает смысл.

    «Да. Именно тогда она становится концептуальной. Рамки размылись благодаря, может быть, «самоварению» в этой теме. Например, чёрный цвет – он поглощает и становится насыщеннее, вот и искусство. Оно само в себе варится, оно размыло все границы. Концептуальная фотография – это может быть какая-то интересная серия, потому что один концептуальный снимок сам по себе почти не работает, это всё-таки серийный объект. Тогда границы расширяются и пояснительный текст становится не таким нужным.

    Хотя, с другой стороны, всё это необходимо, чтобы преподнести фотографию в новом звучании, чтобы текст заиграл, совместить его с изображением. В данном случае текст выступает катализатором».

    Здесь хотелось бы уточнить, что понимается под текстом. Каковы его объёмы для верного понимания работы. Он должен быть развёрнутым, или достаточно ограничиться только названием, выступающим в качестве метафоры? Можно ли ограничиться только этим?

    «Абсолютно. Может быть лаконичное слово («в десятку»), и уже смысл увиденного меняется на 100%. Хотя масса моих знакомых фотографов относятся к названию постольку-поскольку. Для них важна идея, а название – это уже дело десятое. Это, на мой взгляд, неправильно. Потому что название – это мини-текст. Даже простое многоточие уже придаёт свой смысл. Хотя, с другой стороны, если мы поставим многоточие на какой-то красивой картинке, скажем, осеннего леса, она всё равно останется красивой, глянцевой картинкой. Я сторонник варианта 50/50 – изображение и текстуальное дополнение. Главное, чтобы текст не перевешивал. Для меня первично изображение, всё остальное можно нанизывать на него. В этом плане всегда вызывает изумление увиденное, попадание в моё представление о фотографии».

    Слушая эти объяснения, невольно напрашивается вопрос: «А не является ли практически вся современная фотография концептуальной?». Вряд ли можно согласиться с подобной точкой зрения.

    «Нет, конечно. Потому что фотография многогранна. Можно снять тот же пейзаж с концептуальной точки зрения, найти какой-то личностный взгляд на него, либо просто остаться обыкновенным фиксатором изображения – просто взял фотоаппарат и снял красивую картинку. В концептуализме помимо идеи важен ещё носитель этой идеи, сам фотограф. А природу можно снять безличностно. Любой человек, находящийся в этом месте снимет так же – достаточно только достать фотоаппарат».

    О личности фотографа

    Как и во всяком жанре искусства, в фотографии (в том числе и в концептуальной) значение имеет личность художника. В концептуализме по сути она имеет значение первоочередное – в первую очередь обращается внимание на подпись. Так ли это?

    «Несомненно. С появлением “цифры” концептуальная фотография расцвела… Нет, любой жанр фотографии расцвёл, потому что каждый желающий может взять фотоаппарат, выйти с ним и снимать. Другой вопрос, насколько всё это получится интересным. Но факт остаётся фактом.

    Главное – личность фотографа, который занимается этим методично. Сделать одну гениальную концептуальную фотографию может теоретически любой. А вот несколько фотографий или несколько серий – здесь раскрывается уже багаж фотографа, его мастерство. Дюшану достаточно было в своё время выставить объект – и процесс пошёл. Сейчас уже этим не отделаться».

    Напоследок мы всё-таки не удержались и спросили у Кадникова – сам-то он себя считает концептуалистом? Последовал ответ:

    «Пятьдесят на пятьдесят. Мне это интересно, но мне интересно совмещать идею с жанровой фотографией, что я и пытаюсь и делать. Чтобы это был не в чистом виде концепт, но перемешанный с жизнью. Я пытаюсь найти эту золотую середину».

    Нужно ли к этому что-то добавлять? Судя по всему, уже всё сказано. По правде говоря, ярлык не имеет никакого значения. К Кадникову это относится в первую очередь. Он просто фотограф, художник, способный найти поэзию даже в грязи. Художник со своим языком и восприятием, которые становятся понятными, если проявить чуточку внимания.

     

    Источник: Морозов А. Концептуальная фотография. Александр Кадников / А. Морозов // Digital Photo & Video Camera. – 2009. – № 4. – С. 16–21.

     ***

     Александр КАДНИКОВ. Крымский фотограф-постмодернист

     «В моих фотографиях мысль важнее решающего момента»

    Неиссякаемый источник вдохновения Александра Кадникова, на мой взгляд,  – интеллектуальная любознательность. Он участник групповых выставок, автор персональных проектов и фотоальбомов «The best of  Крым» (2006), «Ошейник» (2006), «Окомiр» (2008), которые притягивают взгляд, восхищают, возмущают, поражают сложностью. Фоторабота, где центр – пупок, вокруг которого вмятины штанин, и та претендует на психологическую драму, обнажая душевную боль, которая не дает покоя автору и зрителю.

    Кадников возвращает фотоискусство в область воображения, это первое, что приковывает внимание публики и критики, которые зачастую называют Александра фотографом № 1 в Крыму.

    Сам Кадников в интервью автору статьи следующим образом комментирует подобные оценки:

    – С одной стороны, приятно, конечно. С другой, знаете, вся эта дилемма первый, второй, десятый… она так относительна. Не имеет значения цифра, имеет значение, что ты на слуху не потому, что проплачиваешь статьи о себе, а потому что твои работы цепляют, находят отклик в подсознании…

    – В сердце…

    – Я бы не сказал… все-таки мои работы больше рассчитаны на умственную разминку, если так допустимо выразиться.

    Александр Кадников говорит со зрителем на языке тонких намеков и случайных предположений, избегая, насколько возможно, модернисткой ясности и определенности. Его творчество перекликается с интеллектуальными играми сюрреалистов и философским символизмом сатирических романов 1960-х годов – «Бойня номер пять» Курта Воннегута, «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери.

    Воплощая собой живой сатирический элемент, Кадников сосредотачивает внимание зрителя исключительно на арт-объекте, не отвлекая публику на свою личность. Его фотоработы и инсталляции необходимо раскладывать по составляющим и отгадывать источники из которых какие заимствованы элементы. Чем лучше зритель знает манеру мастера, тем быстрее разберется в намеках автора.

    Нужно отметить, что Александр не собирался становиться фотографом, а намеревался учиться на сапожника, но вовремя одумался. Через полгода после начала учебы на курсе Аркадия Владимировича Левина у Кадникова сложился творческий союз с Виктором Булычевым, с которым была подготовлена первая выставка. Нужно понимать людоедские нравы советского времени, чтобы оценить смелость поступка. Чтобы ученики выставлялись, насмотревшись журналов с фотографиями чешской школы, такого не было. Выставка имела выраженный сюровый уклон, на который директор училища отреагировал единственно возможным: «Снять!».

    С того момента неприятие неуклонно сопровождает фотографа. Первую персональную выставку «Дальше, дальше, дальше» (Симферополь, 1988) закрыли по указанию Крымского обкома партии как антисоветскую. Перестройка в полном разгаре – золотое время для фотографии: нищие, бродяги, сумасшедшие, переполненные дома престрарелых…. Кадников фиксировал конец эпохи. При этом фотограф увековечивал тех, кому было суждено эпоху пережить, на глазах тех, кому было суждено с этой эпохой уйти… Чтобы получить разрешение на выставку, Кадников с учителем пошли на обман, показав только часть фотографий будущей экспозиции. Обман раскрылся скоро. Ветер перемен в необходимости подобного остросоциального проекта чиновников не убедил. На второй день выставку закрыли.

    С тех пор автор утверждает, что ему «не важна положительная реакция, не важна и отрицательная». Важна реакция как таковая… Тут же Кадников со смехом добавляет: «Я знаю, сильно ругать не будут, потому что все-таки у меня не такие плохие фотографии. А остальное дело вкуса. Я осознанно в свои фотографии вкладываю элемент провокации. Чтобы драть против шерсти».

    В Крыму, по мнению Александра Евгеньевича Кадникова, нет планки. Когда движение идет по замкнутому кругу, почувствовать планку сложно. 2009–2018 гг. для крымского культурного сообщества – время распространения упадочных настроений, внешнего безволия и вместе с тем усиленного внутреннего брожения, чреватое внутренними конфликтами, подготавливающими реакцию на эти настроения.

    Новые проекты Кадникова  – долгожданное событие. Редко мастер повторяется, и новые выставки возлагаемый на них интерес оправдывают. Удачным выстрелом было участие Кадникова в арт-проекте «Начистоту: радости и страхи крымских художников». Любители искусства наслаждались творением «Reminiscor», не утруждаясь разгадкой всех хитростей. Но мы помним, что в произведениях постмодернистского искусства всегда кроется нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Кадников поставил эксперимент, полный искусного издевательства и невозмутимого цинизма. Как и Дюшан, сильно повлиявший на творчество постмодернистов, – Кадников любит пошутить. И потому его искусство, так же как искусство всех постмодернистов, может показаться банальным, глупым, издевательским и изредка это и в самом деле так, но в целом – нет. Лучшие образцы его искусства, сделаны остроумным наблюдателем, который смотрит на мир с восхищением и неприязнью.

    «Нельзя возлагать на искусство миссионерские вопросы, нельзя думать, что оно кого-то в силах изменить. Художник может делать что угодно, но при этом не преступать табу религиозного, сексуального плана. Вседозволенность – пагубна».

    В попытке найти соседство, где творчество одного автора вдохновляет на поиски другого, Кадников видится в паре с современным английским фотографом и фотожурналистом, представителем документальной фотографии Мартином Парром. Бросается в глаза схожесть взглядов на предмет, жизнь вокруг. Для обоих авторов фото ноги или только ногтя в репортажной съемке нормально. Даже ожидаемо. При этом образ не исчерпывается элементарной аллегоричностью. Он полон напряженного противоборства с банальностью, это составляет эстетическую ценность и содержательность творчества крымского автора, хорошо известного за пределами полуострова, который больше тридцати лет успешно обманывает профессионалов, не давая с первого взгляда  понять, о чем идет речь в его работах.

     

    Шевкет Кешфидинов

      

    Справка

    1967 г. – родился в г. Симферополе, Крым.

    1984 г. – вместе с одногруппником Виктором Булычевым создал творческий союз «КаБул». Первая фотовыставка.

    1985 г. – окончил училище по классу фотодело.

    1988 г. – первая фотовыставка «Дальше, дальше, дальше…» (г. Симферополь), которая была закрыта по указанию Крымского обкома партии как антисоветская.

    1991 г. – персональная выставка «Сурдоперевод» в Краеведческом музее (г. Симферополь).

    2003 г., 2005 г., 2007 г. – участвовал в трех Киевских фотобиеннале.

    2006 г. – альбомы «The best of Крым» и «Ошейник». В галерее «РА» в Киеве состоялась его персональная выставка «Неопубликованное».

    2007 г. – персональная выставка «Солянка» в Художественном музее Энергодара.

    2008 г. – альбом «Окомiр» (Глазомер). Персональная выставка «Тьматаракань» в галерее «Ягалерея» (г. Киев).

    2009 г. – участвовал в месяце фотографии в Братиславе. Персональная выставка «Люди в красном» в галерее «РА» (г. Киев).

    2010 г. – участвовал в фотобиеннале современного искусства в Кельне. Участвовал в Севастопольском фестивале «Война и мир». В галерее  «Ягалерея» (г. Киев) прошла его персональная выставка «Громкоговоритель: Тактиль, Архитип и гамма Голос» (при участии Павла Макова и Нины Мурашкиной).

    2011 г. – персональная выставка  «Rape culture» (Культура насилия) в галерее «Дзиґа» (г. Львов).

    2012 г. – участвовал в основном проекте первого Киевского международного биеннале современного искусства Arsenale 2012 – «Лучшие времена, худшие времена. Возрождение и апокалипсис в современном искусстве» (г. Киев).

    Фотоперфоманс «KONTRAСВЕТ» в Центральном музее Тавриды (г. Симферополь).

    Персональная выставка «Heidelberg. Сенсибилизация» в музее истории (г. Симферополь).

    Персональная выставка «Фото на память» в рамках проекта ГОГОЛЬfest (г. Киев).

    Персональная выставка «Симферополь. Impressionen» в Хайдельберге (ФРГ)

    2013 г. – персональная выставка «Призма спокойствия» в рамках международного фестиваля визуальной культуры VIZII в «ЯГалерее» (г. Киев).

    2014 г. – персональная выставка «ИЛЛЮЗИя ПАМЯТИ» в Центральном музее Тавриды (г. Симферополь).

    2015 г. – на конкурсе «Фотограф года 2015» получил три награды в категории «Профессионал». В Городском парке культуры и отдыха в Симферополе состоялась его персональная выставка «Вальс-Ностальгия».

    2015–2018 гг. – участник арт-проектов творческого объединения «Крымский мост», которые проходили в Крымской республиканской универсальной научной библиотеке им. И. Я. Франко.

    2017 г. – в Крымской республиканской универсальной научной библиотеке им. И. Я. Франко состоялась персональная фотовыставка «Театр – жизнь – женщина».

    В отделе документов по искусству регулярно проходят собрания фотоклуба «Солнцеклёш» и занятия фотошколы «СКИФ», на которых Александр Кадников и Арвидас Шеметас делятся своим опытом.

    Поделись с друзьями

    Другие записи из этой категории