• X

    Поиск

    vk 2

    facebook

    odnoklassniki

    Instagram

    twitter

    twitter

    Электронные ресурсы библиотеки

    Код для вставки баннера

    Виртуальная справка

    ВАЛЕНТИН ФУКЛЕВ

    Деревья хороши всегда: весной в пене цветения, в зеленой дымке раскрывающихся почек, летом тенистыми сводами крон, осенью — плодами, багрянцем и золотом листвы, зимой — чеканной графикой путаницы голых ветвей на фоне прозрачного неба. Есть породы, которые особенно хороши в золотом осеннем наряде. Любуясь ими, хочется воскликнуть: Боже, продли им век их золотой как можно дольше! Есть и люди, о которых хочется просить: продли ты им, Господи, до бесконечности их золотой век, ведь они так щедры плодами трудов своих, столько добра и пользы приносят и смогут принести многим именно теперь!

    Один из таких людей — архитектор Валентин Николаевич Фуклев, чей 70-летний юбилей мы отметили в июне 1999 года. В архитектурной среде Крыма о нем впервые заговорили лет двадцать назад. Сообщали: в Севастополе появился новый архитектор, некто Фуклев, человек потрясающей энергии и темперамента чуть ли не кавказского, возможно, потому что накануне проработал с десяток лет на Северном Кавказе, в Пятигорске, где провернул немало замеча-тельных дел, а до того лет 7-8 работал на другом конце Союза — в Хабаровске. Деловой, мыслит масштабно, широко, но… Одним кажется, что он любит не столько архитектуру, сколько себя в архитектуре, кто-то находит его хвастуном; для иных он хорош, но его, дескать, слишком много — лезет во все дыры и ужасно настырный, работать с ним интересно, но трудно: слишком много берет на себя, готовый свернуть горы.

    Как же складывался этот неуемный характер с незаурядными бойцовскими качествами в области духа? Гены ли отцовские (отец был славяновед, литератор) передались характеру сына или сфор¬мировала его среда обитания — деловой и предприимчивый город Харьков, тогдашняя столица Украины, где он родился 9 июня 1929 г. и где прошли его детские и юношеские годы?

    Харьков его детства — пора, когда активно формируется характер личности — был городом, где происходили удивительные свершения в творческих и научных поисках. В Харькове — крупнейшем индустриальном и научном центре Украины, в 30-е годы загорались яркие звезды композитора И. Дунаевского, певицы К. Шульженко, поэтов П. Тычины, М. Рыльского. Здесь группа молодых ученых физико-технологического института осуществила впервые расщепление атома, а конструкторы тракторного завода создали лучший танк второй мировой войны «Т-34». В архитектуре Харькова нашли свое воплощение произведения классиков конструктивизма, нового архитектурного стиля мирового значения — С. Серафимова, В. Андреева, А. Дмитриева, А. Душкина, С. Кравца. По их проектам всего за 8 лет был сооружен на площади им. Дзержинского (крупнейшей в Ев¬ропе) уникальнейший ансамбль оригинальных конструктивистских сооружений: Дома проектов, Госпрома, Высшей Военакадемии, гостиницы «Харьков». Сподвижники этих мастеров А. Молокин, П. Шпара, Е. Дымарь, П. Алешин, А. Яновицкий создали своеобразную послевоенную харьковскую школу советских зодчих.

    Школа эта возникла не сама по себе. Ее породило великое возрождение города, истерзанного войной, перемоловшей три четверти его населения (Харьков несколько раз переходил из рук в руки двух противоборствующих сторон), загубившей его промышленность, оставившей гектары развалин. И если верно, что война рождает полководцев, то еще вернее, что созидание рождает архитекторов, инициативных строителей. Не случайно в ту послевоенную пору самым престижным вузом Харькова стал Инженерно-строительный институт, куда, не раздумывая, поступил в 1946 году семнадцатштетний Валентин Фуклев.
    Студенту Фуклеву повезло: его обучение на архитектурном факультете ХИСИ проходило под руководством известных зодчих Е. Дымаря, А. Яновицкого и даже (в один период) А. Душкина. В стенах института собрались демобилизованные заслуженные фрон¬товики и талантливая молодежь — «подранки» военных лет, многие из которых стали потом ведущими специалистами не только Украины, но ныне известны далеко за пределами стран СНГ. Так что не будет преувеличением сказать, что Харьков наложил свой отпечаток на молодого Фуклева на всю жизнь.

    По окончании института в 1951 г. Валентин Николаевич по комсомольской путевке направляется в Хабаровский проектный институт «Дальгипротранс», в котором проработал более семи лет, выполнив целый ряд проектов — железнодорожных поселков, жилых образований, стадионов, клубов, вокзалов и т. п. — для городов Владивостока, Хабаровска, Читы, Южно-Сахалинска, Комсомольска-на-Амуре… Наиболее известные объекты молодым зодчим были созданы к 100-летиям основания Владивостока и Хабаровска. Тут впервые ярко проявились приобретенные в Харькове бойцовские качества: проекты мемориального въезда во Владивосток на 28 км Хабаровского шоссе, благоустройства центральной площади им. Ленина в Хабаровске и центра Южно-Сахалинска, которые были осуществлены на базе выигранных конкурсов.

    Конкурсный метод проектирования будет доминирующим в дальнейшей творческой практике Валентина Николаевича. Так, на Северном Кавказе, где он проработал с 1958 по 1968 гг. в качестве главного архитектора Северокавказского филиала « Госхнмпроекта», а затем и филиала «Ставропольгражданпроекта», он участвует в конкурсах и разработках проектов центров Пятигорска, Кисловодска, Ставрополя, жилых образований Нсвинномысска, Сумгаита, Мингечаура, Нальчика, участвует в проектировании олимпийского тренировочного комплекса «Красное солнышко» в Кисловодске. За проектирование и строительство крупнейшей в мире радоновой водолечебницы в Пятигорске авторский коллектив, возглавляемый В. Н. Фуклевым, был удостоен первой премии Совета Министров СССР за 1973 год.

    Одной из ярких черт характера Валентина Николаевича является жадность, но не та дурно пахнущая жадность, которая превращает человека в кошелек с вожделенной перспективой приобретения престижных «мерседесов», особняков и родины на Канарах. Ее природа противоположного свойства: жажда бурной и разнообразной деятельности во благо общества — архитектурной практики, исследовательской, организационной (по-нынешнему — менеджерской), замешанной на энтузиазме, корнями уходившем, возможно, к студентам-фронтовикам ХИСИ и давшем повод для поверхностных потом суждений, вроде: «он хорош, но его слишком много» и «любит себя в архитектуре». Вот характерная иллюстрация к сказанному.

    По приглашению севастопольского городского руководства Валентин Николаевич в ноябре 1968 г. переезжает в город-герой на постоянную работу в должности директора и главного архитектора Севастопольского отдела Крымского филиала проектного института «Гипроград». Небольшое по численности отделение занимало в то время семь комнат на втором этаже здания по проспекту Нахимова №15. Валентин Николаевич сразу же со свойственной ему энергией «закручивает» реорганизацию и расширение вверенной ему фирмы с учетом создания здесь крепкого научно-исследовательского и про¬ектного центра «СевастопольНИИпроект», где бы квалифицированно решались вопросы противооползневых мероприятий, сейсмики и строительства в уникальных природных условиях прибрежного Крыма. Срочно стягивая научные кадры, он взвалил на себя почти непосильный груз: для нового научного центра Крыма построить в короткие сроки пятиэтажный корпус, путь, избрав при этом весьма рискованный — строить хозяйственным способом, что в те времена смахивало на авантюру. Он разрабатывает бесплатно строителям нужный им дорогостоящий проект, а те помогают ему возводить служебное здание будущего «СевастопольНИИпроекта». Когда все многочисленные препятствия по организации нового института были в принципе устранены, получено «добро» обеих столиц (Москвы и Киева) и в прямом смысле закладывался фундамент нового здания, из украинской столицы нагрянула высокая комиссия «Киевгипрограда» и Союза архитекторов Украины, прибывшая воскресным днем в Севастополь. Ни на работе (в тех самых старых поме-щениях), ни дома директора не оказалось. Жена Валентина Нико¬лаевича Тамара Васильевна сообщила, что его можно увидеть на стройке нового корпуса института. Придя по указанному адресу, комиссия увидела следующее. В котловане шла работа по разборке скального грунта. На шести отбойных молотках трудились двое: директор и его шофер Дима Федотов. Сняв верхнюю одежду, все члены комиссии — их было пятеро — спустились в котлован, взялись за молотки и работа заспорилась. «Дело в том, — объяснил гостям Валентин Николаевич, — что оборудование с отбойными молотками трест «Севастопольстрой» может выделить на внеплановую стройку лишь в воскресные дни. Сотрудники филиала уже порядком устали от этих воскресников на новостройке, вот и приходится нам самим трудиться — ведь не за горами осень, а там дожди, упустим год…»

    В конечном итоге новый корпус был построен за полтора года (подобный плановый корпус в Симферополе сооружался около 5 лет), но вместо «СевастопольНИИпроекта» был создан (по предложению областного партийного руководства) самостоятельный институт — головной КрымНИИпроект с филиалами в Севастополе, Ялте и отделами в Алуште, Евпатории, Феодосии и Керчи.

    Весьма плодотворным был для Валентина Николаевича севастопольский период и в плане архитектурного творчества. Наряду с объектами гражданского профиля, такими как Дом политпросвещения, Дом творчества на 400 мест Союза архитекторов СССР в Кастрополе и другими, большой работой нескольких лет в Севастополе было создание нового генерального плана города-героя и его центра. Под руководством В. Н. Фуклева архитекторы филиала одержали убедительную победу на Всесоюзном конкурсе по проекту центра Севастополя.
    Около 6 лет Валентин Николаевич возглавлял службу главного архитектора Крыма, сменив на этой должности тяжело заболевшего широко известного Мелик-Парсаданова В. П. Будучи опытным специалистом-градостроителем, он принимал деятельное участие в формировании важных градостроительных документов: районной планировки Крыма, проектов детальной планировки южного, юго-восточного, западного и азовского берегов Крыма, готовил программы Всесоюзных конкурсов на центры городов Симферополя, Ялты, Керчи и Судака.

    Особое внимание Валентин Николаевич уделял созданию эффективной системы спасения и зашиты уникальных памятников древнейшей истории и архитектуры полуострова. Настойчивая многолетняя его инициатива увенчалась созданием при отделе строительства и архитектуры Крымоблисполкома сектора охраны и использования памятников и филиала института «Укрпроектреставрация». Именно в этот период значительно увеличились капиталовложения в консервацию, реставрации и реконструкцию древних поселений и отдельных ценных памятников полуострова.

    Особое место в жизни Валентина Николаевича занимает неуемная общественная деятельность — главным образом по линии Союза архитекторов. Хорошо овладевший искусством устной речи и даром убеждения, он с первых же лет вступления в эту общественную организацию – с 1956 г. – становится ее активнейшим и неутомимым деятелем, инициируя множество полезных начинаний на Северном Кавказе и Крыму. Так, Кисловодское отделение Союза архитекторов СССР, где он избран председателем правления, к 1962 г. увеличивает свою численность более чем вдвое и преобразовывается в Кавминводскую организацию с центром в г. Пятигорске. Усилиями руководства этого отделения ежегодно здесь стали проводиться различные (снова конкурсы) на центры городов Ставрополья: Кисловодск, Пятигорск, Ессентуки, Георгиевск, Ставрополь, их центральные площади, где в 60-е годы возводились новые корпуса Домов Советов и административных сооружений для различных гражданских служб.

    Впервые архитекторы группы курортных городов получили свои помещения в Пятигорске и при помощи СА СССР оснастились оборудованием и обрели вкус к постоянной конкурсной работе.
    В 1964 г. Валентин Николаевич избирается членом центрального и создает впервые в РСФСР северо-кавказскую зону творческих союзов этого региона. Активная деятельность однократно отмечалась премиями и поощрениями руководства СА СССР.

    В ярких, неординарных выступлениях на съездах архитекторов (он регулярно избирался делегатом с V съезда по IX включительно) и последующих пленумах СА он поднимал вопросы об осуществлении планировочных работ и для уникальных по своей значимости объектов лишь на конкурсной основе, о недопустимости превращения городов-курортов в симбиозы лечебно-промышленного профиля (примеры: Кисловодск, Пятигорск, Туапсе, Нальчик, Адлер и другие), о целесообразности взвешенного подхода при проектировании дошкольных учреждений в различных зонах страны, о проблемах электрохимической защиты инженерных коммуникаций и сооружений. Возможно, КПД этих предложений в те времена были невысокими, но они в ряде случаев выливались в соответствующие постановления правительства и, конечно же, имели резонанс в творческих кругах.

    В 1968 году Валентин Николаевич охотно занесет в свой актив деятельности на общественном поприще еще одно, едва ли не самое крупное дело: после посещения с делегацией СА СССР Болгарии он добился создания при Кавминводском отделении СА первого в СССР северокавказского «Архпроекта», проектной организации на общественных началах по типу болгарской. Через пару лет центр этой организации переместился из Пятигорска в Москву, откуда густо разветвился по всей стране так, что ко времени распада Союза это была одна из крупнейших проектных организаций гражданского профиля с 70 филиалами и отделениями практически во всех республиках бывшего Союза и даже во многих областях, в том числе — в Крыму.

    Кипучей общественной деятельностью примечателен также и его севастопольский период работы. Севастопольские архитекторы в первый же год пребывания его там избирают председателем Союза архитекторов города-героя. Его неугомонный характер не позволяет ему, как это часто бывает, просто красоваться ролью декоративной фигуры на почетной должности. Инициированные им конкурсы, о которых уже говорилось, горячие обсуждения и архитектурные «бои», как правило, проводились при активном участии Союза архитекторов, его местных и центральных органов, являясь одновременно хо¬рошей школой для молодых архитекторов. Валентин Николаевич — зачинщик проведения в Севастополе, начиная с 1969 года, всесоюзных ежегодных экскурсий-семинаров архитекторов по городу-герою и по Южному берегу Крыма, а также активный проводник большой военно-шефской работы, что очень важно для города-воина и о чем свидетельствуют призы и награды военно-шефской комиссии МО СССР.

    Конкурсный метод проектирования Валентин Николаевич проповедовал и по возможности через Союз архитекторов реализовы¬вал всюду, где бы ни работал, — на Севером Кавказе, в Крыму, в средней полосе России, где он несколько предпенсионных лет был Главным архитектором города Старый Оскол и там его избрали заместителем председателя творческого объединения Черноземной зоны.

    После выхода на пенсию в 1991 г. Валентин Николаевич возвращается в Крым и опять же принимает деятельное участие в работе Союза архитекторов Симферополя и Крыма. В сентябре 1996 г. его избирают председателем крымской организации СА и членом правления СА Украины.

    Именно с этого времени, в довольно-таки сложный период падения объемов строительства и архитектурной деятельности Валентин Николаевич принимает невероятные усилия по сохранению и активизации деятельности крымской организации СА.

    В Доме архитектора САрК проводятся в настоящем выставки работ архитекторов старшего поколения, работ мастеров других стран, встречи с творческими союзами Крыма, работает детская изостудия, «Архпроект», организована работа «Архлавки», впервые с сентября 1998 года выпускается ежемесячная газета «Зодчий Тавриды».

    По инициативе Валентина Николаевича создана Лига творческих Союзов и объединений Крыма, на учредительном собрании которой в 1998 г. Фуклев избирается председателем этой организации.
    Будем же надеяться, что энергия этого человека не пропадет, и начатые ныне общественно важные деяния получат свое продолжение в молодежной среде.

    И будем помнить: талантливый человек всегда больше того, что он совершил, ибо на долю не совершившегося падает две трети всех его усилий, а чего это стоило душе его, сердцу и нервам и что он смог бы совершить еще — одному Богу известно.

    Закончил свои дни Валентин Николаевич 14.07.99 г. До последнего часа он интенсивно расходовал неуемные бойцовские качества. Опекался деятельностью возглавляемых им Крымской организации Союза архитекторов и Лиги творческих союзов (архитекторов, писателей, художников, музыкантов) — ведь вместе легче выживать в тисках времени исполинских перестроечных перекосов. Организовывал встречи, конкурсы, выдвигал идеи. Писал статьи, книгу. Проектировал. Строил планы на будущее. Призывал, обивал высокие пороги, стучался в закрытые двери…

    Умер, как умирают деревья — стоя. Но перед тем засиял ослепительным блеском, охваченный прощальным багрянцем и золотом осени.

    Вдова Валентина Николаевича, Тамара Васильевна, недавно издала (с помощью севастопольских друзей) его неоконченную книгу — «Каменная летопись воспоминаний». Возможно, когда-нибудь сей труд допишут по-своему его сыновья, тоже архитекторы — старший, Дмитрий, и младший, Владислав, активные деятели Союза архитекторов, результативные авторы ряда объектов. Пожелаем им успеха во всем!

    Источник: Е.В. Крикун//Валентин Фуклев/Е.В. Крикун 13 крымских архитекторов: очерки о коллегах/Е.В. Крикун. – Симферополь, 2005. – С. 94-106

    Справка:

    Валентин Николаевич Фуклев (09.06.1929 –14.07.1999 гг. )

    1946 г. – поступил в Инженерно-строительный институт г. Харьков.

    1951 –1958 гг. – архитектор в Хабаровском проектном институте «Дальгипротранс».

    1958–1968 гг. – главный архитектор Северокавказского филиала «Госхимпроекта».

    1968 г. – переезд в г. Севастополь.

    1968 г. – директор и главный архитектор Севастопольского отдела Крымского филиала проектного института «Гипроград».

    1956 г. – общественная деятельность в Союзе архитекторов.

    1964 г. – член центрального правления СА СССР.

    1996 г. – председатель крымской организации СА и член правления СА Украины.

    1998 г. – председатель Лиги творческих Союзов и объединений Крыма

    Поделись с друзьями

    Другие записи из этой категории

    PHP Code Snippets Powered By : XYZScripts.com